11.12.2018

Сколько просуществует НАТО и Евросоюз?

Мнения
26.09.2018

НАТО появилось 69 лет назад. Евросоюзу – если мерить от Маастрихтского договора – недавно стукнуло 25. Украина стремится в оба объединения, но кто может сказать наверняка, сколько времени просуществует и то, и другое?

На этом фоне Томос – быть может самая важная поворотная точка. Просто потому, что у него нет срока годности. Церковные горизонты масштабнее мирских. Обнулить точку конфессионального невозврата не сможем ни мы, ни кто-то еще.

И точно так же обретение автокефалии украинской церковью меняет пространство символического в самой России. И дело не только в вопросе крещения Руси. Нужно понимать, что вся история церковного раскола – это ведь тоже следствие «украинизации» русской церкви.

Николай Каптерев в 1912 году писал, что Москву на проведение реформы толкало присоединение Украины. Фактически, российское государство ломало через колено свою церковь еще и для того, чтобы унифицировать обряд с Контантинополем и Киевом. Которому, в свою очередь, ничего менять не пришлось. И потому «раскольников» в Украине попросту не было. Украинский греческий обряд всего лишь стал новой нормой для тогдашней России.

Москва любит повторять, что она – Третий Рим. Но эта формула 16-го века тоже не уникальна. Еще за два столетия до этого – в 14-м веке – сербский царь Стефан Душан и болгарский царь Иоанн-Александр, имевшие родственные связи с византийской династией, точно так же объявляли себя наследниками Рима. А в болгарской письменности встречается идея, что новый Константинополь – это Тырново (столица болгарского государства того времени).

По сути, Томос лишает российское государство сразу двух опор. Трудно считать себя Третьим Римом в ситуации, когда Второй доказывает свою субъектность. Даруя автокефалию той церкви, ради «переваривания» которой Москва в свое время решила пропустить собственных верующих через мясорубку.

А утрата концепции «Третьего Рима», в свою очередь, выносит на поверхность еще одну важную дискуссию. Например о том, что российское государство является наследником не столько Константинополя, сколько улуса Джучи.

У того же Карамзина можно найти немало свидетельств того, как именно Москва впитала в себя «монгольские гены». Авторитаризм монарха. Закрепощение поданных. Отмена самоуправления. Все это стало реальностью уже в постмонгольской Руси. А сакрализация самодержца привела к тому, что сильные институты и идея верховенства закона над властью стали невозможными. В отличие от западной Европы, где, начиная с английской Великой Хартии 1215 года – пусть крайне медленно — но шло движение за иное устройство государственного организма.

Можно понять официальных идеологов российского государства. Выводить преемственность от Византии приятнее и престижнее, чем от улуса Джучи. Но реальность в том, что заняв территорию бывшего поработителя, Москва унаследовала у него и правила внутреннего общежития. Риторически отсылая себя к Константинополю, постмонгольская Русь в своих политических практиках склонялась скорее к наследию Сарая.

А потому — да. Томос для украинской церкви – это больше, чем история про предвыборное. Это история про то, как символическое меняет политическое. Просто потому, что будущее принадлежит тому, кто обладает монополией на интерпретацию прошлого.

  • Чи знають депутати як живуть села ?

    • не всі, бо деякі не живуть в Україні 0%, 0 голосов
      0 голосов
      0 голосов - 0% из всех голосов
    • так, бо тримають контакт з виборцем 0%, 0 голосов
      0 голосов
      0 голосов - 0% из всех голосов
    • ні, бо далі округа не виходять 0%, 0 голосов
      0 голосов
      0 голосов - 0% из всех голосов
    Всего голосов[: 0
    21/09/2018 - 25/09/2018
    Опрос закрыт
    Архив опросов